guralyuk_us (guralyuk_us) wrote,
guralyuk_us
guralyuk_us

118.Бельченко - 2. КПЗУ(?) из Львова уничтожает руками НКВД БССР польскую сеть в Белостоке в 1940г.?

10:09 31.08.2007
118.Бельченко - 2. КПЗУ(?) из Львова уничтожает руками НКВД БССР польскую сеть в Белостоке в 1940г.?
Или это был поляк из собственно бывшей КПП?

Стол серьезнейший генерал под старость лет рассказывает зачем-то о ключевом эпизоде своей карьеры в Белостоке, когда карьера едва не прервалась и не стесняется сказать, что получил наводку от некоего человека, которого не задержали и который при том представился независимым от НКВД и любой иной спеслужбы СССР в общем политиком и частью подпольной системы, независимой от сов. власти. И эта система руками Бельченко уничтожила ядро польской националистической структуры, ориентивроанной на Германию.

Если оно было именно так, конечно.

Почему генерал рассказывает об этом?
Действительно ли речь идет про КПЗУ-КПЗБ (раз знали, что происходит в Белостоке, начит, имели связь с подпольем в Белостоке и это подполье было, а Белосток - это зона действия бывшей КПЗБ?) ?
Зачем упоминает Хоружую и Притыцкого? Притыцкого - ладно, тот был в Белостоке и генерал прямо говорит, что бы знаком с ним. Но к чему Хоружая?


Алексей Попов
15 ВСТРЕЧ С ГЕНЕРАЛОМ КГБ
БЕЛЬЧЕНКО

Москва "ОЛМА- ПРЕСС"
2002

ББК 63.3(2)6
П 58
Исключительное право публикации книги А. Попова "15 встреч с генералом КГБ Бельченко" принадлежит издательству "ОЛМА-ПРЕСС". Выпуск произведения или его части без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.
Художник Зинаида Серебрякова
Попов А. Ю.
П 58 15 встреч с генералом КГБ Бельченко. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - 384 с: ил. - (Досье)
ISBN 5-224-03310-1

Книга историка, исследователя партизанских войн А. Ю. Попова посвящена ярким страницам жизни одного из руководителей партизанского движения - заместителя начальника Центрального штаба партизанского движения в годы Великой Отечественной войны генерал-полковника Сергея Саввича Бельченко. Читатель сможет ознакомиться со спорными вопросами истории XX века, записанными со слов ветерана органов государственной безопасности СССР. Генерал С. С. Бельченко, служа Отечеству, занимал должности начальника Управления НКГБ по Белостокской области (1941), министра внутренних дел Белоруссии (1943-1953), начальника Управления КГБ по Ленинградской области (1954-1956), заместителя председателя КГБ при Совете Министров СССР (1956-1959).
Книга будет интересна как широкому кругу читателей, так и специалистам по истории XX века.

ББК 63.3(2)6
ISBN 5-224-03310-1
© Издательство "ОЛMA-ПРЕСС", 2002

***
ФОРПОСТ НА ЗАПАДНОЙ ГРАНИЦЕ -БЕЛОСТОК

Ваша служба в Средней Азии, как я думаю, явилась фундаментом всей Вашей дальнейшей карьеры. Помимо этого, Вы получили ценные теоретические знания в Высшей пограничной школе. А работа в центральном аппарате позволила увидеть служебные проблемы глазами руководителя.
Сергей Саввич, расскажите о своем назначении на должность заместителя, а затем и начальника Управления НКВД по Белостокской области.
Я думаю, многим известно о сложной обстановке в западных областях Белоруссии в 1939-1941 годах. Но хотелось бы услышать от Вас следующее: какие проблемы стояли перед вновь созданным управлением; как местное население реагировало на ввод советских войск на территорию Западной Белоруссии; как проводилась работа по противодействию спецслужбам гитлеровской Германии; какая обстановка была на границе, были ли провокации фашистов; был ли в республике бандитизм и если был, то как проходила борьба с ним. Было бы интересно узнать о Ваших отношениях с руководящими работниками области и республики.

В связи с предстоящим освобождением западных областей Белоруссии я был назначен заместителем начальника оперативно-чекистской группы при 10-й армии, освобождавшей направление Гродно - Белосток. После освобождения западных областей было организовано Управление НКВД по
88
Белостокской области. Начальником был назначен П. А. Гладков, а я его заместителем.
Гладков оставался замнаркома НКВД и поэтому редко приезжал в Белосток. Поэтому вся тяжесть чекистской работы в сложившихся военно-политических условиях легла на мои плечи.
В связи с присоединением Западных областей Белоруссии и Украины к СССР остро встал вопрос о создании управлений госбезопасности в этих районах.
Немецко-фашистские войска теперь стояли на границе с Советским Союзом. Было совершенно очевидно, что гитлеровская Германия готовит плацдарм для нападения на Страну Советов. Оставалось неизвестным одно - когда она решится осуществить этот разбойничий замысел.
Фашисты не собирались откладывать надолго свои агрессивные планы. Об этом можно было судить хотя бы по тому, что их разведывательные органы самым активным образом и в широких масштабах проводили агентурную, наземную и воздушную разведку в нашей пограничной полосе и в глубинных районах.
В этих чрезвычайно сложных условиях наши пограничные войска и приграничные территориальные органы государственной безопасности приступили к охране государственной границы, образовавшейся в результате включения в состав СССР воссоединившихся с Советскими республиками Западной Белоруссии и Западной Украины. От пограничников и чекистов требовалось в самое короткое время проделать огромную работу, чтобы выполнить наказ партии и правительства - надежно закрыть границу от любых происков врага.
Основное внимание уделялось прежде всего положению дел на границе. Областной комитет партии во главе с первым секретарем С. С. Игаевым (впоследствии первыми секретарями были Н. В. Киселев и В. Г. Кудряев) контролировал и направлял деятельность органов и войск НКВД по обеспечению государственной безопасности на территории Белостокской области, столь важной в стратегическом отношении.
89
Понимая всю сложность складывающейся военно-политической обстановки, партия и правительство принимали необходимые меры, чтобы в максимально сжатые сроки укрепить охрану и оборону наших западных рубежей. Успех дела во многом решался правильным подбором и умелой расстановкой кадров.
Пограничные заставы, комендатуры и отряды укомплектовывались опытными красноармейцами, хорошо подготовленными командирами, политическими и оперативными работниками.
Начальником пограничных войск Белорусского округа был генерал-лейтенант Иван Александрович Богданов. Сын бедняка Тамбовской губернии, в начале 1918 года он добровольно вступил в отряд Губчека города Тамбова, в том же году стал членом большевистской партии. Иван Александрович прошел путь от рядового красноармейца до генерал-лейтенанта, стал высококультурным, образованным военным специалистом. Самым памятным в своей жизни И. А. Богданов считал апрельский день 1917 года в Петрограде, когда ему довелось видеть и слышать В. И. Ленина, выступавшего с балкона бывшего особняка Кшесинской.
До назначения на должность начальника пограничных войск округа И. А. Богданов работал начальником штаба Высшей пограничной школы, затем находился на руководящей работе в Главном управлении пограничных войск.
В период Великой Отечественной войны генерал Богданов был заместителем командующего Резервным фронтом, потом заместителем командующего 39-й армией. В боях с гитлеровскими захватчиками 22 июля 1942 года И. А. Богданов пал смертью храбрых, похоронен он на центральной площади в Калинине (ныне Тверь).
Первым заместителем начальника войск был комбриг, позднее генерал-майор Курлыкин, начальником политотдела округа - бригадный комиссар Верещагин, начальником штаба - полковник Сухарев, начальником разведотдела - полковник Троицкий. Все они были патриотами пограничной службы, великолепно знали свое дело.
90
Пограничными отрядами, дислоцированными на границе белостокского выступа, командовали также весьма квалифицированные, опытные командиры.
С выходом на охрану новой границы возникли большие трудности. Надо было незамедлительно создать хотя бы элементарные условия для размещения личного состава. Только большой опыт командиров и политработников, умение быстро ориентироваться в обстановке помогли подобрать помещения для застав, комендатур, отрядов и соответствующих служб. Граница изучалась одновременно с несением службы. Быстрыми темпами оборудовались дозорные тропы, наводились мосты и мостики, создавались простейшие средства сигнализации, строились наблюдательные вышки и т. д.
Весь личный состав, не жалея сил, не считаясь со временем, занимался оборудованием границы и пограничной полосы. Пример показывали коммунисты и комсомольцы. Они были душой любого дела.
Освобожденные из тюрем и картуз-береязской каторги коммунисты и комсомольцы активно включались в работу по укреплению органов Советской власти, в борьбу с классовым врагом. Среди них выделялись своей политической зрелостью и боевитостью Сергей Притыцкий и Вера Хоружая. В первые дни, как только была освобождена Западная Белоруссия, мне пришлось встретиться с товарищем Притыцким в городе Белостоке. Худой, измученный страшным каторжным режимом, он еле держался на ногах. Но сердце его было преисполнено неукротимым революционным порывом и жгучей ненавистью к классовым врагам. Обком партии рекомендовал его на пост заместителя председателя облисполкома. С первых дней он с головой окунулся в тяжелую многообразную работу. Всюду, в городах и селах Сергея Осиповича можно было видеть среди народа как неутомимого организатора всех мероприятий по укреплению правопорядка и строительству сооружений оборонного характера. "Наш Сергей", - так называли его люди. Они помнили его геройский поступок, когда в зале суда буржуазно-помещичьей Польши он стрелял в провокатора. Был приговорен к смертной
91
казни, но под воздействием народных масс панское правительство вынуждено было заменить эту меру вечной каторгой. При жизни Притыцкий стал легендой. Вскоре народ избрал его депутатом Верховного Совета СССР. .
В годы Великой Отечественной войны Сергей Осипович внес крупный вклад в дело организации партизанской борьбы на оккупированных территориях Белоруссии и Польши. О его жизни снята кинокартина "Красные листья".
Надо сказать, что правящие круги буржуазно-помещичьей Польши много поработали над тем, чтобы посеять ложь в умах людей, извратить советскую действительность, запугать их мнимыми ужасами НКВД. Активно участвовала в этой коварной работе католическая церковь, ее священнослужители - ксендзы.
Известно, что через костел правительство буржуазной Польши проводило политику ополячивания белорусов, украинцев и русских, проживавших там. Действовал закон, что если православный принимал католическое вероисповедание, он механически становился поляком. Неоднократно приходилось встречаться с такими фактами, когда на вопрос о его национальности человек отвечал, что он католик, хотя известно было, что он белорус.
Мне как руководящему работнику органов госбезопасности часто приходилось бывать на границе и совместными усилиями с пограничниками проводить сложные чекистско-войсковые мероприятия, направленные на укрепление охраны границы.
У нас с генералом Богдановым была единая точка зрения, мы оба считали, что до тех пор, пока мы не создадим крепкий агентурный аппарат, надежной охраны границы не будет.
Следует сказать, что патриотически настроенная часть местного населения, замечая враждебную деятельность некоторых элементов, часто информировала об этом наши органы. Именно из этой части людей и создавался в первоначальный период наш негласный аппарат. Все чаще и чаще приходили люди на заставы, в комендатуры, в горрайап-
92
параты НКВД-НКГБ с заявлениями о появлении в их селах и хуторах подозрительных лиц. Были случаи, когда враждебные элементы жестоко мстили им за помощь нашим войскам и органам. Убивали их из-за угла, сжигали их дома и хозяйственные постройки.
Припоминается случай, когда озверевшие враги, поощряемые и направляемые фашистской разведкой, бросили гранату в помещение, где проходило собрание членов вновь организованного колхоза. Жертвы, понесенные от этого бандитского акта, еще теснее сплотили бедняцко-середняцкие массы вокруг Советской власти.
Наибольшую активность буржуазно-националистические элементы развили в Августовском, Граевском, Ломженском и других пограничных районах, где начальниками чекистских органов были такие опытные работники, как Жадовский, Гредасов, Мануйлов, Иванов и др.
Райкомы партии пограничных районов возглавлялись зрелыми в политическом отношении и достаточно опытными секретарями, которые осуществляли твердое руководство оперативными органами и пограничными подразделениями и повседневно оказывали им помощь. Так, например, секретарем Августовского райкома партии был Н. Ахимович, в дальнейшем - один из участников организации партизанского движения в тылу врага и секретарь ЦК Компартии Белоруссии по кадрам.
В результате улучшения разведывательной и контрразведывательной работы, проводимой чекистскими органами и пограничниками, было ликвидировано много переправ противника и увеличилось количество задержаний нарушителей. Только с 1 ноября 1940 года по 1 апреля 1941 года на участках 86-го, 87-го, 88-го пограничных отрядов было задержано около 1200 человек. За этот период пограничниками применялось оружие в 62 случаях, в результате чего было убито 22 нарушителя, ранено 19 нарушителей.
В числе задерживаемых нарушителей границы разоблачалось все большее и большее число германс-
93
кой агентуры. Данные следствия показали, что органы гитлеровской разведки проявляют большой интерес к вопросам дислокации и нумерации наших воинских частей, их вооружению, к местоположению складов и баз, к строительству аэродромов и посадочных площадок, наличию самолетов, танков, артиллерии, а также оборонительных сооружений.
Большой интерес проявлялся также к политико-моральному состоянию наших бойцов и командиров, к настроению различных слоев населения и их отношению к органам Советской власти и Красной Армии. Отдельным их агентам давались задания выявлять интимные связи наших военнослужащих с местными женщинами и девушками, чтобы впоследствии через некоторых из них собирать интересующую развединформацию. В конечном итоге ставилась задача прямой вербовки таких лиц.
Германской агентуре давались задания всевозможными путями и средствами добывать информацию о местонахождении наших органов государственной безопасности, выявлять фамилии официальных работников этих органов и их домашние адреса. Особенно вменялось выявлять и брать на точный учет лиц из местного населения, замеченных в связях с НКВД-НКГБ.
Наиболее квалифицированной агентуре германская разведка давала задания внедряться на службу в органы государственной безопасности, в погранвойска, в милицию, в подразделения и части Красной Армии на любые, даже самые маленькие должности, такие, как уборщица, конюх, сторож и т. д.
Вражеская разведка понимала, что эти должности будут комплектоваться, естественно, за счет местного населения, а лучшие из них будут выдвигаться и на более серьезную работу.
Врагу удавалось проникать в те организации, где отсутствовала бдительность. Главное заключалось в том, что эти люди имели возможность общаться с членами коллектива и даже при хорошо организованном порядке что-то извлекать для своих хозяев. Мне вспоминается один характерный случай. Элементарным правилом всегда было и есть - тщатель-
94
но учитывать и сжигать копировальную бумагу там, где печатаются секретные документы. Известно, что разведки всех стран мира всегда к использованным копиркам проявляют большой интерес. Часто этот трофей становится добычей уборщиц там, где по злому умыслу машинистки или в результате ее ротозейства не выполняется это железное правило. Так и случилось в одном из райаппаратов НКГБ на территории Белостокской области. Только счастливая случайность помогла поймать одну из таких уборщиц, но все же часть секретной информации стала достоянием фашистской разведки.
Почти каждый день то на одном, то на другом участке границы возникали сложные ситуации, требовавшие оперативных решений.
Фашистская разведка день ото дня действовала все энергичнее и наглее. Мы понимали, что от того, насколько быстро нам удастся организовать разведывательную и контрразведывательную работу, зависит, удастся ли нам вовремя разгадать замыслы противника и нанести удар по его агентуре. Положение осложнялось еще и тем, что в течение 1939-1940 годов через границу по различного рода пропускам и разрешениям передвигалось очень много людей.
Возрастало количество случаев нелегального перехода границы. Спасаясь от фашистских репрессий, на нашу сторону переходили некоторые жители оккупированных стран (поляки, французы, голландцы, бельгийцы, норвежцы и другие). Нелегальные переходы вызывались и тем, что новая граница нарушила родственные и иные связи между людьми. Возникало серьезное опасение: массовый поток населения через границу мог быть использован гитлеровской разведкой для ведения широкой разведывательной и подрывной деятельности против нашей страны.
Напряженной была атмосфера в пограничных и прилегающих к ним районах западных областей. В то время как рабочие, бедняки и большая часть среднего крестьянства всеми силами помогали становлению и упрочению Советской власти, эксплуататорские классы пытались вернуть старые поряд-
95
ки; враждебную позицию к нам занимало и католическое духовенство. В этой обстановке большое значение имела политическая работа среди населения, а также осуществление мер по улучшению материально-бытовых условий жизни бедняцко-середняцкой массы.
Местные органы власти постепенно приобретали широкую поддержку в народе. Наиболее сознательная и передовая часть рабочих и бедняков вступала в партию и комсомол. Ширилась сеть партийных и комсомольских организаций в городах и деревнях.
Собирая разведывательные данные, вражеская агентура стремилась установить связь с антисоветски настроенными лицами, чтобы склонить их к активному сотрудничеству.
Один из разоблаченных нами агентов показал, что он шел на связь с руководителем подпольной организации в Гродно. Этот факт и другие данные свидетельствовали о том, что гитлеровская разведка имела прямую связь с антисоветским подпольем и всячески активизировала его деятельность.
От пограничных войск и органов НКВД требовалось огромное напряжение сил. большое мастерство, чтобы пресекать деятельность вражеской агентуры, разгадывать ее замыслы.
Как враг ни скрывал своих намерений, советские люди сознавали, что опасность нападения на нашу страну возрастает. Население западных областей лучше, чем кто-либо, чувствовало эту угрозу. Тревожась за судьбу Родины, советские люди старались всячески содействовать органам безопасности.
Зимой 1940 года я приехал в Гродно, чтобы помочь начальнику городского отдела НКВД Одинцову разобраться в обстановке. Речь шла о том, что поступил сигнал о существовании в городе глубоко законспирированной антисоветской организации, имеющей типографию и в большом количестве оружие. Как раз в это время в Гродно и других населенных пунктах появлялись листовки антисоветского содержания. Одинцов показал мне записку, в которой автор, не называя своей фамилии, просил в ус-
96
ловленном месте организовать ему встречу с начальником областного управления НКВД.



read more at Guralyuk.org
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments